О невозможности случайного возникновения жизни

Жизнь во Вселенной не могла возникнуть случайно, это невозможно и абсурдно. Утверждающие, что жизнь возникла случайно, то есть чисто случайным образом посредством сочетания соответствующих элементов возникла первая способная к самовоспроизводству молекула — лгуны и выдумщики.

Предположим, вы кладете в карман десять монет с номиналом от одного до десяти и хорошо перемешиваете их. Потом, не глядя, вы сунете руку в карман и достаете оттуда первую попавшуюся монетку. У вас есть один шанс из десяти, что вы вытащите монету с номиналом «1». Если, вернув монету в карман, вы попытаетесь достать монетку с номиналом «2», то у вас для этого есть шанс один к ста. Достать монеты в последовательности «1»-«2»-«3» — один к тысяче. Возможность достать все 10 монет по порядку возрастания их номинала составляет 1 к 10000000000.

Простейший ген ДНК представляет собой цепочку из 300 аминокислот: т.е. 300 позиций, каждая из которых может быть занята четырьмя нуклеотидами. Вероятность образования одной «правильной» молекулы среди неимоверного количества возможных вариантов составляет 1 к 7200000000000000000000000000000000000000000000000000000000000 (108 нулей) !!! Это число вызвало бурю возмущения нобелевского лауреата физика М. Эйгена: он указал, что если наполнить всю Вселенную, диаметр которой составляет 20 млрд. световых лет, сжатыми до максимально возможной степени атомами водорода, то общее число атомов будет в 72 раза меньше вышеназванного числа. Следовательно, вероятность возникновения жизни «чисто» случайным образом невозможна. Но есть и другая причина которая состоит в том, что атомы, необходимые для образования первой молекулы, могли бы находиться на расстоянии миллиардов световых лет друг от друга, и для их встречи не хватило бы срока существования Вселенной.

Подобные расчеты в 1962 г. опубликовал еще один нобелевский лауреат, химик М. Перуц. Для образования одной белковой молекулы, состоящей, к примеру, из 539 аминокислот, расположенных в строго определенной последовательности, потребовалось бы пространство, значительно превосходящее размеры нынешней Вселенной, до отказа наполненное аминокислотами всех двадцати существующих типов, которые непрерывно комбинировались бы между собой в течении многих триллионов лет.

Другой же нобелевский лауреат от медицины Д. Вальд в 1967 году показал на примере аминокислот, что реальный спонтанный распад более вероятен и происходит гораздо быстрее воображаемого спонтанного синтеза. Вальд также говорит, что одной единственной белковой молекулы недостаточно для возникновения жизни как таковой. Профессор Д.Т. Боннер, принстонский биолог, специализирующийся на планктонных микроорганизмах, писал, что простейший одноклеточный организм содержит в среднем около 200000000000000 (200 триллионов) белковых молекул.

Но что такое белковая молекула, даже самая сложная, — по сравнению с цепочкой ДНК, насчитывающей миллиарды нуклеотидов?! Как сказал И. Зингер, нобелевский лауреат в области литературы, в 1978 году: «Некоторые материалисты приписывают слепому механизму эволюции больше чудес, невероятных совпадений и изумительных явлений, чем когда-либо приписывали Богу все теологи мира».

А. Эйнштейн (нобелевский лауреат, 1921 г.) утверждал, что «всякий, кто вовлечен в научное исследование, не может не прийти к убеждению, что в том, что мы именуем законами природы, проявляется некий Дух — Дух […] перед лицом которого человек […] должен чувствовать свое ничтожество». М. Планк (нобелевская премия, 1918 г.) добавил: «Несомненный факт, установленный физическим исследованием, заключается в том, что элементарные кирпичики мироздания не хаотично свалены один возле другого […],но соединены между собой согласно единому плану […] Таким образом, ничто не мешает нам (а наша интеллектуальная природа, тяготеющая к единому мировосприятию, даже требует этого) отождествить между собой две универсальные дейсвтующие силы, хотя и исполненные тайны: научное устройство мира и Бога» (Цит. по Дж. Мартинетти, «Человек, Бог, Вселенная»).